Февраль 2014

Английская мода — часть седьмая — Гарет Пью

11.02.2014

Британская почва не оскудевает талантами. Каждый год университеты выпускают обоймы фэшн-дизайнеров.  А самые талантливые из них учатся и оканчивают  колледж Святого Мартина, того самого, который поделился своим плащом с нищим. Но дело не только в том. что в Англии хорошо учат. Там существует система поощрений перспективных студентов, помощь в их трудоустройстве. Но самое главное заключается в том, что общество в целом заинтересовано в развитии модной индустрии – это национальный приоритет, поднимающий не только престиж страны, но и ее экономику.

Одним из самых молодых, но уже знаменитых на весь мир является Гарет Пью 1981 года рождения. Его отец – полицейский, а мать диспетчер. Когда сыну исполнилось 10 лет, мама повела его на мюзикл «Призрак оперы». Красота спектакля так потрясла воображение мальчика, что и через 4 года он не мог забыть это великолепие и записался на летнюю программу Национального молодежного театра. Три года он делал для этого театра костюмы и даже участвовал в спектаклях как актер. А в 2003 году Гарет Пью стал выпускником колледжа Св. Мартина. Фото необычного концептуального диплома с черными воздушными шарами сразу попало на обложку модного журнала. В том же году молодой дизайнер принял участие в Неделе альтернативной моды, шокировал публику своей  «неземной» стилистикой и так понравился Кайли Миноуг, что она заказала ему костюмы для своих гастролей.

Стилистика Гарета Пью действительно неземная, даже потусторонняя. Очень авангардная по формам и материалам, по содержанию близкая молодежной готической субкультуре. Не случайно фирма МАК-косметикз  доверила ему разработку новой «готической» линии декоративной косметики: лака, помады, блеска для губ, причудливых накладных ресниц  в фиолетовых, серых и серебряных тонах и в черной упаковке.

А в 2011 году Гарет Пью разработал дизайн бутылки водки «Абсолют» в черно-белом цвете и с крыльями. Сам Гарент Пью говорит о своих вещах так: «Я всегда хотел создать фэшн-скульптуру, которая говорила бы о моей причастности двум мирам : миру добра и зла, белого и черного». Вот поэтому-то у Гарета Пью и одевается Мэрилин Мэнсон.

Несколько раньше, в 2007 Гарет Пью получил награду «Новая генерация», учрежденную фирмой «Топшоп» и от журнала Эль награду как «лучшему молодому дизайнеру» В том же году его работы экспонировали лондонский музей Виктории и Альберта и нью-йоркский музей Метрополитен. В 2008 Гарет Пью стал победителем конкурса АНДАМ и через год перебрался в Париж, где представил мужскую коллекцию. И с тех пор дважды в год представляет коллекции на парижском подиуме. Так что Лондон Лондоном, а точку над «И»  по-прежнему  ставит Париж.

И все-таки в своем интервью 2012 года Гарет Пью отдал должное Лондону, «который научился извлекать выгоду из огромного количества талантливых выпускников университетов моды». « Лондон – говорит Гарет Пью- очень правильный котел для творчества и на этом можно еще и заработать».

В искусства англичане большие романтики, устремленные в неземные пространства,  а в жизни, они сами это признают, очень практичные люди.

Английская мода — часть шестая — Филипп Трейси

11.02.2014

К началу 21 века мир окончательно разлюбил шляпы. Если раньше считалось предосудительным выйти на улицу без головного убора, то теперь любая шляпа на голове кажется претенциозной, смешной, нелепой и чаще всего глупой. Шляпа утратила свой статус. И даже английская королева однажды призналась, что ей милей платок, хотя по этикету она вынуждена носить шляпы. А поставщиком шляп ее величества является ирландец Филипп Трейси, которому хватило чувства юмора назвать свою собаку породы джек рассел терьер – Пигом, то-есть,  поросенком.

В мире высокой моды Филипп Трейси – шляпник номер один. Он может делать котелки, цилиндры, шляпки колокольчики и все такое милое сердцу,  хотя и привычное, но прославился он головными уборами другого рода. Назвать их шляпами – то же самое, что назвать орхидею лютиком. Это поэзия, фантазия, вдохновение, настроение и, в конце концов,  искусство чистой воды. Это не шляпы – арт-объекты, исполненные из перьев, пластика, бабочек, цветов и чего-то совершенно невероятного, как шляпка в виде китайского пейзажа с  крохотными деревьями и пагодами.

Не удивительно, что творения Филиппа Трейси выставлялись в нью-йоркском Метрополитене, в музее Виктории и Альберта , в художественных галереях. В 2007 году выставка под названием «Когда Филипп встретил Изабеллу» прошла у нас в Русском музее, а точнее в залах Мраморного дворца.

Изабеллу Блоу, главного редактора журнала «Татлер» Филипп встретил в год окончания Дублинского национального колледжа искусств и дизайна. Это был 1989 год,  когда Филиппу исполнилось 23 года. Изабелла Блоу заказала ему свадебный головной убор и стала его музой, и патронессой, переоборудовавшей подвал собственного дома в персональную мастерскую Трейси. Она познакомила Филиппа с Лагерфельдом и первая же шляпа в форме птичьей клетки, сделанная для «Шанель», появилась на обложке «Вога». Ее демонстрировала топ-модель Линда Евангелиста.  С «Шанель» Филипп сотруднисал более 10 лет  По просьбе Александра Маккуина он делал аксессуары для Дома «Живанши», Сотрудничал с Ральфом Лореном,   Доной Каран,  Валентино, Армани, Рифатом Озбеком.

Собственный бренд Трейси зарегистрировал в 1992 году. Он процветает и сейчас. Это следует из того, что Филипп Трейси делал головной убор  Камиллы Паркер Боулз для ее бракосочетания с Чарльзом, принцем Уэльским. А на свадьбе его сына принца Уильяма в шляпах от Филиппа Трейси было замечено 36 гостей. Причем самая великолепная шляпа была на герцогине Йоркской.

Вообще, при  создании головных уборов  дизайнеру требуются определенные задатки, например, обостренное  пространственное мышлении, как у скульптора или архитектора. У Филиппа Трейси оно хорошо развито. Он разработал интерьеры сети отелей «Монограм» и дизайн  престижных объектов малых форм, как пробки в виде единорогов для бутылок коллекционного шампанского «Моэтт» или новый дизайн бутылок и этикеток ликера «Бейлиз».

В течении 6-ти лет с 1991 по 1997 Трейси официально называли лучшим британским дизайнером аксессуаров. В 2006 ему присудили докторскую степень Националь6ного университета Ирландии А в 2007 он стал Офицером Ордена Британской империи. Так что шляпки, если, конечно, присмотреться внимательно, вещица не такая уж глупая и вряд ли никчемная.

Английская мода — часть пятая — Хусейн Чалаян

11.02.2014

Британца турецкого происхождения Хусейна Чалаяна язык не поворачивается назвать модельером, он фэшн-дизайнер чистой воды. Модернист, для которого, по его собственному выражению, « возможность создать брюки с идеальной посадкой важнее концепции коллекции». В переводе это значит, что пластическое  формообразование он  предпочитает нарративу.

В 20-е годы ХХ века основоположник классического дизайна Вальтер Гропиус поместил эту, новую тогда деятельность в границы архитектуры, но ни словом не обмолвился о костюме. До сих пор полно сомнений можно ли  отнести  костюм к дизайну действительно или номинально.  Эту проблему полностью решает творчество Хусейна Чалаяна. Его вещи – настоящий дизайн, и они существуют в границах архитектуры. Недаром он стал участником выставки в лондонской галерее, посвященной параллелям между архитектурой и костюмом.

В юности он хотел стать архитектором, но поступил в Школу искусств Йоркшира, а затем окончил колледж Св. Мартина. Его дипломная коллекция носила абстрактное название «Касательный поток» и была исполнена из шелка и металла. Металл Чалаян  предварительно зарыл в землю, для того, чтобы на нем появился слой ржавчины. Коллекция произвела сильное впечатление и была приобретена для продажи  бутиком роскошной дизайнерской одежды «Браунз», и  в самое короткое время раскуплена.

Следующая самостоятельная коллекция Чалаяна 1994 года представляла платья из бумаги, которые можно вложить в конверт.

Творческая судьба дизайнера складывалась прекрасно: победа на британском конкурсе с солидным денежным призом на следующую коллекцию, сотрудничество с Бьорк, контракт с трикотажной компанией ТSE, создание собственного брэнда.  В 1999 и 2000 он дважды провозглашен «Лучшим британским дизайнером года» и тут TSE отказывается продлевать контракт.  Хусейн Чалаян оказывается на мели и добровольно ликвидирует брэнд.  Однако в 2001 он реструктурирует бизнес с помощью итальянской компании Gibo.

Дальше Чалаян как приглашенный дизайнер сотрудничает с «Пумой», Марксом и Спенсером, Топшопом и становится арт-директором английской  ювелирной марки «Эспри.

В 2006 году он награжден Орденом Британской Империи. И тут остается только позавидовать счастью  жить в стране, которая ценит заслуги своих граждан.

Заявив о себе , как об экспериментаторе с дипломной работы, он продолжает эксперименты. Он создает коллекцию из стразов Сваровски и светодиодов, делает радиоуправляемые платья, выпускающие по сигналу шасси, как самолеты. Он делает одежду для жизни,  и она идеальна по пропорциям, минималистичной композиции и по точному, экономичному формообразованию.

Хусейн Чалаян снимает короткометражные фильмы, выражающие его идеи,   и 2011 году пишет книгу «Хусейн Чалаян» в которой рассказывает о вневременном подходе к дизайну. В сущности, он занимается не скоропортящейся модой, а вечным искусством. Его вещи органично существуют в экспозиционном пространстве. Он участник большого количества коллективных международных выставок, автор множества персональных. А в 2005 году он представлял Турцию на Венецианской Биеннале.

 

Английская мода — часть четвертая — Александр Маккуин

11.02.2014

Александр Маккуин открыто заявлял, что его одежда понятна интеллектуалам. Был ли интеллектуалом он сам, или его талант относился к удивительному разряду интуитивных талантов – не важно. Не важно также,  в какой семье родиться и какое образование получить. Важно только одно: стоит за плечом ангел или нет. Александр Маккуин родился в семье лондонского таксиста, но за его плечом стоял ангел.

Отец хотел, чтобы сын стал электриком,  он же  в 3 года нарисовал платье, в 15 лет начал шить сестрам наряды, а в 16 поступил стажером в ателье мужской одежды на Севил-Роуд и там узнал что такое настоящая технология ручного шитья. В 1990 году Маккуин хотел устроиться на работу в колледж Св.Мартина, но неожиданно стал его студентом.

В 1992 он защитил диплом под названием «Джек Потрошитель крадется за  своими жертвами». Маккуину исполнилось всего 23 года , но его творческая программа, как видно из названия дипломной работы, была определена: текст, нарратив, как первичный художественный импульс. Модернисты боялись нарратива , который обзывали «литературщиной»,  как огня. Но Александр Маккуин  и не был модернистом. Он относился к поколению постмодернистов, а эти люди умели преобразовывать текст в ряд визуальных метафор.

Характер поэтики и эстетики Маккуина был типично британским, но не англо-саксонским, а, скорее, кельтским, не без мистицизма. Что-то в нем имелось и от Йетса, и от Берн-Джонса и от Лавткрафта. Туманность присутствовала, но современной энергии, силы было больше. Недаром Маккуина считали хулиганом и провокатором. Недаром бог и  царь французской моды Бернар Арно отозвался о нем в роли арт-директора Дома Живанши, как о «шпане в благородном доме». На самом  же деле тут налицо имелся конфликт между жеманной, традиционной французской эстетикой «трэ жоли» — «очень мило» и новейшим, жестким  художественным мироощущением.

В 2001 на паях с компанией Гуччи Маккуин открыл собственный Дом , и тут уже ничего мешало его свободным  высказываниям.

В 2009 он был награжден Орденом Командора Британской Империи. Будучи анархистом и антироялистом по убеждениям он явился в Букингемский дворец исключительно ради матери, которой очень хотелось увидеть королеву. Он пришел в на церемонию в национальном  шотландском костюме из черно-красного тартана. Через три года этот тартан  с включением траурных кружев и поразительных перьев, которые  обожал, он использовал в коллекции «Вдовы Колладена». Он посвятил ее битве под Колладеном 1746 года, где англичане разбили шотландцев.

Позже он сделал коллекцию, посвященную салемским ведьмам, эльфийскую коллекцию «Девушка, которая жила на дереве». Последней коллекцией стал «Рог изобилия» с сюрреалистической извилистой обувью.

Все шло отлично. Маккуин купил дом, в котором жил Оскар Уайльд, был полон планов на будущее, но в 2010 году умерла его мать, а через несколько месяцев он покончил жизнь самоубийством, оставив записку, содержание которой не оглашено.

Александр Маккуин был открытым геем.  Фрейд считал, что психологический механизм гомосексуализма зиждется на любви к матери, и на сохранении верности этой единственной женщине.

Английская мода — часть третья — Джон Гальяно

11.02.2014

В середине 60-х годов во многих художественных  учебных заведениях мира начали открываться направления, готовящие дизайнеров одежды. Это было новостью и признанием принципиальной художественности профессии. В Англии тогда открылся колледж Святого Мартина, из стен которого  позже вышли такие безусловные лидеры как Джон Гальяно, Хусейн Чалаян, Рифат Озбек, Стела Мак Картни, Александр Мак Куинн.

Джон Гальяно, наполовину испанец, наполовину англичанин родился в 1961 году на Гибралтаре. В 1984 он показал дебютную коллекцию, настолько ошеломительную, что ее всю целиком закупил бутик эксклюзивной одежды «Браунз». В 1990-Гальяно представил в Париже свою новую коллекцию, а в 1991 объявил «творческую паузу», связанную с финансовыми обстоятельствами. Но друзья не дали пропасть молодому дарованию. Модель Кейт Мосс отказалась от гонорара за показы, а парижский производитель коллекций тоже изыскал возможность помочь Гальяно. В 1995 Гальяно предложили пост арт-директора Дома Живанши, а через год такую же должность в Доме Диора. Это было абсолютным признанием. В творческом плане Джон Гальяно получил карт бланш  и возможность утопать в роскоши. Что он и сделал. Расточительность коллекций Гальяно превосходила расточительность самого Кристиана Диора. Гальяно удивлял, поражал, шокировал до такой степени, что Ив Сент-Лорран назвал его показы «цирковым представлением».  Гальяно умудрялся  балансировать на острой грани между хорошим и дурным вкусом.  Театрализованная переизбыточность показов, почти утраченное чувство меры в результате  материальных сверхвозможностей, его путешествия по всем временам, странам, стилям маскировали ясность  дизайнерской  мысли. Но это не значит, что ее не было.  В каждой коллекции имелось множество остроумных, конструктивных, рациональных решений, завуалированных аксессуарами,  нарочитыми стилистическими нонсенсами дополнений и  комплектаций,  колористическими и фактурными парадоксами.

Во времена Джона Гальяно Дом Диора, всегда такой бонтонный, и даже старомодный стал оплотом новейших посмодернистских исканий. Казалось, он  навсегда утратил лицо и так продолжалось все первое десятилетие 21 века.  В конце концов высокая мода начала уставать от гальяновских излишеств.. И когда Джон Гальяно в подпитии позволил себе публичную, и, надо сказать, глупую эскападу, истинные владельцы Дома Диора поспешили от него избавиться и сменить курс на противоположный.  На тот, который сейчас разрабатывает представитель минималистской бельгийской школы Раф Симмонс. И это не все. Его личная марка «Джон Гальяно» была закрыта.

Что сейчас с Джоном Гальяно, где он и что делает? Два года он проходил курс реабилитации от алкогольной зависимости. Можно сказать, что он взял «творческую паузу».

Возможно, мы с вами узнаем, будет ли этот исключительно одаренный человек прощен общественным мнением и вернется в моду с новыми силами, или будет изгнан навечно и окончательно станет  персоной «нон грата». Сейчас можно сказать одно, Гальяно опять поддержала Кейт Мосс, заказав опальному модельеру свадебное платье, чем помогла ему выйти из творческого кризиса. И еще в его судьбе принял участие  один очень хороший американский дизайнер Оскар де ла Рента.